США прислушались к совету Израиля в отношении объединенной стратегии «Сирак»

Миссия НАТО в Ираке может предвещать расширение интервенции США в Сирии и Ираке и указывать на смену парадигмы в регионе 

США прислушались к совету Израиля в отношении объединенной стратегии "Сирак"

Президент США Дональд Трамп и Первая леди Мелания приветствуют военнослужащих США во время необъявленного визита на авиабазу Аль-Асад в Ираке. Фото: AFP 

Текущие дискуссии в американских СМИ касательно планов вывода войск США из Сирии явно направлены против Трампа политически. У его недругов есть возможность повеселиться, выставляя его и его ведущих чиновников на посмешище по поводу меняющейся стратегии США в Сирии и Ираке — более метко называемой стратегией «Сирак».   

Проще говоря, сирийская война трансформируется во втягивание Соединенными Штатами в нее Ирака и вовлекает в это предприятие систему западного альянса.  

Сообщения говорят о том, что США тихо наращивают переброску сил в Ирак. Госсекретарь США Майк Помпео только что совершил «неожиданные визиты» в Эрбиль и Багдад. Он с открытым пренебрежением заявил, что «нет никакого противоречия вообще» в отношении изменения стратегии США по Сирии. 

Стратегия «Сирак» поставит Россию, Турцию и Иран в затруднительное положение. Им придется быстро адаптироваться, так как их противоположные интересы в конфликте и подспудные противоречия вскоре начнут нарастать. Эта «общая картина» остается туманной, если только не связать Миссию НАТО в Ираке, которая появилась на горизонте, с планом вывода войск США из Сирии. 

В конце прошлого года, 5 декабря, Багдад стал местом проведения необычной конференции, когда недавно созданная Миссия НАТО в Ираке (МНИ) провела «ознакомительное мероприятие» в иракском Министерстве обороны.  

Согласно пресс-релизу, опубликованному Объединенным командованием НАТО в Неаполе, в конференции участвовали «важные лидеры из иракского сектора безопасности и обороны. Среди них были начальник иракского штаба генерал Отман Аль-Ганими» и представители различных международных партнерских делегаций, организаций и структур, таких как Многонациональная объединенная оперативно-тактическая группа «Операция Непоколебимая решимость», Миссия Европейского Союза в Ираке, Миссия ООН по содействию Ираку, Управление по сотрудничеству в области безопасности в Ираке и дипломатические представительства. 

Командующий МНИ, канадский генерал Дэни Фортин, представил мандат миссии, ее концепцию и цели как «новую версию давних отношений» между НАТО и Ираком, которые объединят «специальные познания и лучшие практики в области реформы сектора безопасности/обороны, строительства институтов власти и подготовки и образования от всего альянса и его партнеров».   

После нескольких сессий вопросов-ответов командующий иракской армией Отман Аль-Ганими закончил ясной поддержкой МНИ и подчеркнул важность долгосрочного сотрудничества между Ираком и проектом НАТО.   

Запуск миссии МНИ, конечно, сделан с разрешения США. Что важно, это произошло всего за две недели до неожиданного объявления президента США Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии. 

И ровно две недели спустя — то есть через три недели после появления МНИ в Багдаде — Трамп совершил «неожиданный визит» на авиабазу аль-Асад, расположенную в западной части Ирака между Багдадом и сирийской границей. Визит Трампа в сопровождении его жены был крайне символичным, так как это была его первая поездка в войска, размещенные в районе военных действий.    

Конечно, самым важным высказыванием Трампа во время визита было то, что у него нет планов вывести войска из Ирака. Он добавил: «На самом деле мы могли бы использовать это (Ирак) как базу, если бы захотели сделать что-то в Сирии».  

Эти три события в течение декабря взаимосвязаны. У МНИ есть большой потенциал стать проводником региональных стратегий США. Для начала МНИ важна для трансатлантических отношений. Она решает вопрос с одной из главных причин напряженности между США и Европой — вовлеченностью альянса на Ближнем Востоке. 

Исторически сложилось так, что систему управления и военный потенциал альянса развивали для того, чтобы обеспечить эффективное сдерживание бывшего Советского Союза, и европейские государства опасались, что его задействование на Ближнем Востоке будет иметь отрицательные последствия для безопасности в Европе. 

Это привело к разработке гибких механизмов в период после Холодной войны, которые поддерживают так называемые операции за пределами зоны ответственности, зависящие от европейских структур — «коалиции желающих», и сотрудничество со странами-партнерами. И все же усилия европейских стран были разрозненными и часто игнорировались США, приводя к большему давлению по вопросу задействования НАТО. 

Больше поддержки

МНИ, напротив, является полноценной миссией, которая появилась на Ближнем Востоке впервые. Она копирует модель миссии «Решительная поддержка» в Афганистане. Таким образом, МНИ также может привести к более равномерному распределению расходов, связанных с безопасностью, между европейскими членами альянса и США. Это действительно важный фактор для Трампа. МНИ означает большую поддержку со стороны союзников США для стабилизации ситуации на Ближнем Востоке (что, как указал Трамп, также влияет и на безопасность Европы). 

Иначе говоря, хотя МНИ можно представить как дополнительную поддержку борьбы против терроризма и неконтролируемой миграции, но она только укрепит политическое согласие между странами-членами, у которых в противном случае было бы разное понимание угрозы. 

Как все это складывается в единую картину? Говорят, что каждый президент США в наше время начинал войну. Становится ли МНИ предвестником расширения интервенции США в Сирии и Ираке — того, чего добиваются региональные союзники США (в частности, Израиль)?    

В этой связи следует отметить, что недавний визит Трампа в Ирак на фоне запуска МНИ знаменовал собой поворотный момент. Иракский премьер-министр Адель Абдель-Махди сказал, что его проинформировали о предстоящем визите Трампа утром, и он выставил два условия. «Первое, он (Трамп) приземлится на иракскую землю и иракцы встретят его как любого другого иностранного чиновника. Второе, будет программа с конкретными вопросами и короткая встреча».

Однако Трамп прибыл на авиабазу аль-Асад вечером и провел там около трех с половиной часов. У него не было личной встречи с иракскими официальными лицами и он провел всего лишь телефонный разговор с Абдель-Махди. Что любопытно, высказывания Абдель-Махди звучали раздражительно. «Идут разговоры о визите президента Трампа на базу США. Это неверно. В Ираке нет базы США. Есть только иракские базы, где присутствуют американские и неамериканские солдаты», — сказал он. 

Несомненно, официальные ведомства в Париже, Берлине и Москве — и уж наверняка в Анкаре, Тель-Авиве и Тегеране — чувствуют, что происходит смена парадигмы.

Источник

Recommended For You

About the Author: Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика